ИТ-инфраструктура Банка ВТБ

02 августа 2018

О том, какие этапы проходит кредитная организация, реализуя проект по цифровой трансформации, об объединении ИТ-инфраструктур ВТБ и ВТБ24, а также о перспективах использования новых технологий журнал «ПЛАС» беседует с Сергеем Барановым, руководителем Департамента информационных технологий Банка ВТБ. 

ПЛАС: К началу текущего года должно было завершиться объединение ИТ-инфраструктур ВТБ и ВТБ24. Насколько сложен оказался этот процесс, есть ли здесь подводные камни? Каковы основные этапы проекта, назовите ключевые составляющие каждого из них.

С. Баранов: Присоединение ВТБ24 к ВТБ стало самым крупным слиянием кредитных организаций за всю историю российского банковского сектора. Для этого нашей команде было необходимо решить большой комплекс вопросов по целому ряду направлений. Во-первых, это представление единого Банка для регулирующих органов. До объединения каждый банк отчитывался перед регулятором, используя свою систему сбора данных и отчетности. У каждого были индивидуальные инструментарии и процессы. Необходимо было предоставить единое решение и оптимизировать бизнес-процессы по передаче отчетности регулятору.

Во-вторых, это переход на единые внутренние процессы, например, ИТ-поддержка и единый контакт-центр. С момента объединения все сотрудники Банка должны были знать, куда им обращаться, а внутренняя служба поддержки – иметь полную информацию о том, как отвечать на их запросы. Необходимо было ознакомиться с различиями в процессах ВТБ24 и ВТБ и обеспечить единое окно коммуникации. 

Третий немаловажный момент – это единый бренд Банка для наших клиентов. Перед нами стояла задача показать, что с 1 января Банк ВТБ предоставляет одну и ту же линейку продуктов во всех офисах. Мы видим данные по всем клиентам в любом филиале. Неважно, это филиал Банка ВТБ или ВТБ24. То же самое относилось к корпоративным клиентам, которые вошли в периметр объединенного Банка. 

И, наконец, создание единой управляемой инфраструктуры. Необходимо было обеспечить четкое функционирование единой системы аутентификации, почтового решения и портала для внутренней коммуникации. Мы решали эти задачи в течение всего 2017 года, и к моменту объединения они были выполнены. 

Наиболее сложным было обеспечить синхронизацию данных по сотрудникам Банка между всеми системами. В частности, речь идет о создании ресурсной директории и взаимной синхронизации дублирующих систем Банка. Например, были синхронизированы две HR-системы с точки зрения учета рабочего времени, отпусков, расчета зарплат сотрудников и т. д. 

В результате проект по созданию единого Банка был эффективно реализован. У нас за плечами уже был успешный опыт объединения Банка ВТБ с Банком Москвы. В случае с ВТБ24 мы тиражировали его на более масштабную задачу. Поэтому системных проблем нам удалось избежать. За исключением смены логотипа Банка, клиенты практически не заметили каких-либо других изменений.

ПЛАС: Несколько слов о том, как вы выбирали поставщика решений для ИТ-инфраструктуры. Какими принципами руководствовался здесь Банк? 

С. Баранов: При выборе партнеров для проектов мы всегда смотрим на профиль компании: длительность нахождения на рынке, опыт внедрения решений и сопровождения проектов, успешность их реализации. Особое внимание мы уделяем финансовой составляющей. Нам важно понимать, насколько системный интегратор стабилен и готов вести большие проекты, в том числе без авансирования.

Кроме того, мы смотрим на то, какие центры компетенции у них есть и насколько эффективно они развиваются. Когда начинается реализация какого-либо проекта по установке новых программных продуктов или внедрению, например, гиперконвергентных решений, нам важно быть уверенными, что эти компетенции присутствуют на рынке более чем у одного партнера. 

ПЛАС: Испытывали ли вы какие-либо трудности в связи с существующими на рынке ограничениями в рамках импортозамещения при реализации проекта объединения банков?

С. Баранов: Мы не смотрим на это, как на какие-то ограничения. Наоборот, это определенные возможности. То есть мы рассматриваем возможность уникальных проектов, которые сейчас гораздо эффективнее работают на Open Source-решениях, в том числе и на российских разработках. Это одно из стратегических направлений нашей работы, и мы планируем инвестировать существенные средства в развитие центра компетенции по разработке и сопровождению систем на Open Source-решениях. В ходе реализации проекта по объединению банков мы не испытывали каких-либо затруднений. 

ПЛАС: Какие специфические требования изначально предъявлялись к ИТ-инфраструктуре объединенного Банка? Какие характеристики были определяющими при ее проектировании? 

С. Баранов: Требования к ИТ-инфраструктуре были сформулированы на этапе разработки стратегии объединения. Очевидным было то, что в результате слияния двух крупных банков нагрузка на инфраструктуру вырастет в разы. Кроме того, необходимо решать задачи по синхронизации данных. Поэтому мы сформировали требования по обеспечению быстрого наращивания процессорных мощностей – как с точки зрения хранения, так и обработки и передачи большого объема информации на уровне сетевых устройств.

В целом сегодня решения становятся все более тяжеловесными, и требования к специалистам оказываются очень высокими. Естественно, мы пользуемся услугами наших партнеров-вендоров, которые нам также помогали в процессе объединения. 

ПЛАС: Как правило, ИТ-инфраструктура любого банка насчитывает десятки различных систем. Какие интеграционные решения позволяют безболезненно соединять их в единое целое, а также, в случае необходимости, заменять одну систему другой? В рамках объединения ИТ-инфраструктуры проделан большой объем работы – с какими трудностями вам пришлось столкнуться?

С. Баранов: На текущий момент в промышленном контуре мы используем стабильные интеграционные решения от ведущих мировых компаний. Сервисные шины позволяют успешно решать задачи по интеграции сотен и тысяч приложений и систем, возникших последовательно в результате присоединения сначала Банка Москвы, затем ВТБ24. К тому же не стоит забывать, что ИТ-ландшафт ВТБ сам по себе изначально был немаленький.

Кроме стандартных проприетарных продуктов в областях интеграционных решений и сервисных шин, в рамках исследования мы рассматриваем аутсорс-решения, которые пока не внедряются в промышленную эксплуатацию, а находятся на экспериментальном уровне. В дальнейшем мы постепенно планируем уходить от интеграционных продуктов, поскольку целевая стратегия построения наших приложений все больше и больше ориентируется на микросервисную архитектуру, где фокус сделан больше на обмен данных посредством "точка-точка". Именно поэтому мы будем снижать наши инвестиции в интеграционные решения и больше ориентироваться на решения, основанные на микросервисной архитектуре.

ПЛАС: Готовы ли банки сегодня в целом к тому, чтобы открывать свои каналы для других игроков? Насколько этот процесс сложен технологически? 

С. Баранов: Российские банки с международным присутствием осведомлены о ситуации, складывающейся вокруг Open Banking в Европе, прекрасно понимают специфику этих процессов и следят за тем, что происходит у нас. В случае необходимости мы готовы к совместной работе в различных форматах и будем делиться нашим опытом по данному направлению.

Считаю, что в первую очередь это будет большим вызовом для руководителей, отвечающих за информационную безопасность Банка. Но в целом тема более чем интересна. И мы готовы технологически поддержать реализацию данного подхода. 

ПЛАС: Какая работа проводится Банком в рамках реализации проекта по цифровой трансформации? 

С. Баранов: Совместно с нашими бизнес-подразделениями мы определили ключевое стратегическое направление развития цифровой трансформации Банка. Одно из наших ключевых сейчас направлений – масштабный переход в цифровые каналы. Цифровая трансформация приносит выгоду для банка только тогда, когда это работает для его клиентов. Поэтому дистанционное банковское обслуживание – наш приоритет.

Сегодня в Банке уже реализован проект по сбору биометрических данных, планируется к внедрению проект по распознаванию голоса в контакт-центре, "Безбумажный офис". Все это даст нам конкурентное преимущество. 

ПЛАС: С 1 июля 2018 года ряд российских банков начал собирать биометрию клиентов. Как это в целом отразится на рынке? Какие преимущества получат финансовые организации?

С. Баранов: Старт сбора биометрических данных открывает новые возможности для обслуживания клиентов. Уже в следующем 2019 году удаленная идентификация позволит жителям отдаленных областей нашей страны, где количество отделений банков невелико, удаленно оформлять интересующие их банковские услуги.

Сейчас мы завершаем разработку бизнес-процесса, который позволит без посещения банка стать клиентом ВТБ и оформить нужный банковский продукт. К примеру, открыть счет вне зависимости от времени работы офисов банка и пр. Также клиенты смогут дистанционно получать продукты и услуги - открывать вклады и накопительные счета, брать кредиты, выпускать карты, совершать платежи и переводы. 

Система экономит время и предоставляет новые возможности для людей, снижает расходы и уменьшает финансовые риски для банков. Биометрия используется в большинстве развитых стран мира для обеспечения безопасности и цифровой идентификации. И я думаю, это не только очень удобно, но и перспективно.

ПЛАС: Каковы перспективы использования в банкинге таких технологий, как Big Data, Machine Learning и Artificial Intelligence?

С. Баранов: Мы уже давно не рассматриваем Big Data и Data Lake как некую инновацию. Для нас это уже повседневность. В ВТБ, например, как я уже говорил, реализован проект с использованием Open Source-решения на базе Hadoop, где формируются и обогащаются большие массивы данных по розничным клиентам, и по ним мы получаем аналитику. Кроме того, работает проект по транзакционной активности корпоративных клиентов, который позволяет нам, используя предиктивную аналитику, предлагать лучшие условия корпоративного обслуживания и предсказывать транзакционную активность клиентов на долгосрочный период. При значительных объемах денежных потоков даже небольшое улучшение качества предсказательных моделей приводит к существенной экономии средств или росту дохода. 

Также совместно с департаментом рисков мы реализуем проект на технологиях Big Data с использованием инструментов машинного обучения. Он позволяет на массиве внутренних и внешних данных, загружаемых в Data Lake, точнее управлять рисками, возникающими при обслуживании корпоративных клиентов банка. 

Кроме того, если розничные клиенты ВТБ планируют сегодня совершить обмен валют, им совершенно необязательно звонить в операционное отделение, достаточно зайти в чат-бот и получить необходимую информацию: время работы операционного отделения, зарезервировать временной слот и курс обмена. Все это сделано с применением искусственного интеллекта. 

ПЛАС: Насколько важно для банка инвестировать в построение инфраструктуры защиты периметра сети от вторжения и взлома? Насколько остро в целом стоят вопросы безопасности? 

С. Баранов: ВТБ постоянно уделяет внимание вопросам информационной безопасности. Все инструменты по защите как внутреннего, так и внешнего периметра Банка находятся в актуальном состоянии. Мы не ограничиваемся двумя-тремя инструментами и применяем лучшие практики. Регулярно проводятся тесты на проникновение (penetration testing). 

Построенная нами система уже неоднократно подтверждала свою эффективность с точки зрения защиты от вторжения внутрь периметра. Все DDoS-атаки, в том числе направленные исключительно на Банк ВТБ, были отражены. 

Мы также пользуемся услугами коммуникационных партнеров-провайдеров, которые помогают нам обеспечивать стабильную работу Банка. 

ПЛАС: Как Банк ВТБ использует сегодня облачные технологии?

С. Баранов: Стратегический проект по внедрению облака реализован в 2017 году. На облачные технологии были переведены самые критичные системы. Сегодня происходит постепенный перевод всех остальных систем на облачные решения.

Одним из главных требований в рамках объединения банка стали гибкость и масштабируемость ИТ-инфраструктуры. Это дает возможность быстро переводить приложения с устаревших систем на новые – в «облако». Об эффективности и удобстве использования облачных технологий, я думаю, рассказывать нет необходимости. С точки зрения достижения результата для бизнеса они дают значительную экономию и являются существенным подспорьем по ускорению вывода продуктов на рынок, так называемый time to market.

ПЛАС: Насколько целесообразно банкам держать сегодня команду собственных разработчиков?

С. Баранов: Банк ВТБ долго придерживался концепции использования исключительно внешних подрядчиков. Но в 2017 году мы решили несколько изменить наш подход. Мы хотим использовать как внешние, так и внутренние ресурсы. Ресурсы внутри Банка ценны именно тем, что позволяют оставлять компетенцию у нас. Поэтому мы хотим инвестировать в них. Такая стратегия утверждена на ближайшие пять лет. Это поможет нам получить конкурентное преимущество во многих направлениях.

ПЛАС: Не испытываете характерных для банков проблем с поиском кадров требуемой квалификации?

С. Баранов: Кадровые проблемы по определенным направлениям в сфере ИТ сегодня испытывают большинство участников банковской деятельности. Надеемся, что ситуация со временем будет улучшаться. Совместно с департаментом по работе с персоналом мы разрабатываем программу как по инвестированию в наших действующих сотрудников, так и привлечению талантов с рынка. У нас уже есть программы по работе с рядом университетов и системных интеграторов, но мы хотим реализовать более масштабный подход. И я думаю, в ближайшие месяцы мы выйдем с новой программой, которая позволит нам существенным образом изменить количество и качество нового персонала.

ПЛАС: Какие ИТ-проекты запланированы у Банка ВТБ в ближайшей перспективе? 

С. Баранов: Поскольку полный список проектов очень большой, остановлюсь лишь на ключевых, которые в первую очередь направлены на наших клиентов. Прежде всего это работа по созданию универсального продающего интернет-сайта банка ВТБ. Это наше лицо. Мы рассчитываем, что клиенты почувствуют существенную разницу, как мы с ними общаемся и что мы им предлагаем через универсальный сайт. Также в планах у нас проект по развитию аутентификации клиентов с применением биометрических данных и сервис цифровых сделок на основе технологии блокчейн.  

Кроме того, поскольку на текущий момент вследствие присоединения банков к ВТБ функционирует сразу пять АБС, в этом году запланирована унификация ландшафта сore АБС, т. е. переход на единую АБС объединенного Банка. Уже составлен план этого стратегического проекта и выделены ресурсы. 

ПЛАС: Как изменился бюджет по соотношению с прошлым годом? Есть ли у руководства понимание, что надо делать для того, чтобы постоянно оставаться конкурентоспособными на уровне технологий? 

С. Баранов: С точки зрения абсолютных величин бюджет объединенного Банка существенным образом не изменился. Но мы смотрим как раз в сторону качественных изменений использования средств. В первую очередь мы инвестируем в проекты, которые ведут к изменению, а не к поддержке существующего статус-кво. Мы применяем так называемый принцип разделения расходов Банка на change the bank и run the bank. Согласно стратегии, нам поставлены KPI по увеличению доли change the bank. Таким образом, мы мотивируем руководителей ИТ-направлений инвестировать свое время в изменение ландшафта и процессов Банка в целом.

Еще одним фактором конкурентоспособности мы считаем создание и развитие в периметре Банка и группы центров компетенций по наиболее востребованным и прорывным технологическим направлениям. Таким, как продвинутая аналитика, работа с большими данными, распределенные вычисления, роботизация процессов, использование open-source решений. В конечном счете это позволит нам еще лучше понимать наших клиентов и быть для них очевидным выбором с точки зрения обслуживания.


По материалам журнала «ПЛАС»